Литовская Латвия все ближе

В Курземе коренные жители переквалифицируются в уборщиц и посудомоек, а государственный язык там совсем другой…

Литовская Латвия все ближе

В Курземе коренные жители переквали-фицируются в уборщиц и посудомоек, а государственный язык там совсем другой…

До "литовской Латвии" ехать от Риги часа два — два с половиной, она начинается сразу за Лиепаей, а столицей считается Папе. Это буквально литовская вотчина! Вторжение сюда началось в середине 90–х. Сперва литовцы приезжали просто отдохнуть — чуть ли не за бутылку снимали комнатки у местных жителей, потом стали арендовать дома и приглашать за скромную плату пожить летом знакомых и, наконец, начали скупать земли, строить шикарные особняки да отели. И сейчас вдоль проселочных дорог вывески, стенды, объявления и названия на литовском языке, а также машины с номерами, где первые буквы LT — столь обычное явление, что местные латыши на это даже внимания не обращают.

А национальная гордость все стонала… Идет четкая тенденция — конкретный передел страны. Сколько бы политики–"патриоты" ни говорили о том, что Латвия принадлежит латышам, бизнес — как большой, так и малый — диктует свое. Сверху (географически) на нашу страну наступают эстонцы, научившиеся у финнов грамотной работе на рынке, снизу — литовцы, причем настолько быстро, аж диву даешься! И если крупные компании давно поделили между собой страну, оставив местным предпринимателям лишь огрызок от яблока (и то польского или испанского), теперь за дело взялись мелкие бизнесмены. Куда более активные, нежели их латышские коллеги. Так, в Курземе в центре внимания у приезжих — Природный парк "Папе". Когда он только создавался, никто и не подозревал, что вскоре парк заинтересует ТАКОЕ количество туристов из разных стран! Вернее — сперва туристов, а потом… В прошлом году только в гостевых домах останавливалось чуть ли не 10 000 человек, хотя реально туристов побывало под 30 000, а то и больше. Поляки, немцы, шведы, голландцы, итальянцы, французы, россияне, понятно — и жители Латвии полюбили некогда закрытую — в советские годы — пограничную зону, где тихо, спокойно, воздух свеж, а слух ласкает шум прибоя. В здешнем крае даже цвет моря другой — бирюзовый, и возникает ощущение, что это уже совсем не та Балтика! В общем, местечко чудесное, а природа — фантастика. Все располагает к отдыху. Больше всего в Папе именно туристов–литовцев. Если раньше они предпочитали отдыхать у себя в Паланге, то сейчас чаще выезжают на курземское взморье — в Папе. Литовцев привлекает, что здесь очень спокойно, ведь по сравнению с Палангой, где в день количество туристов порой превышает несколько тысяч, в Папе буквально тихий рай на земле. Впрочем, литовцы облюбовали этот край уже в советские годы — договаривались со здешними властями и строили дачи. Однако потом, с развалом Союза, все стало намного круче. В Курземе ринулся поток предприимчивых граждан соседнего государства, они покупали здесь земли, открывали гостиницы, центры отдыха, бары и кафе. И здешние латыши относятся к литовцам спокойно. "Если вы видите гостиницу или кафе, то все они — литовские. Хорошие они люди, литовцы, открывают свое дело и приглашают на работу местных, которые, после того как развалился Союз и пропали большие производственные объекты в лиепайском крае, спиваются", — флегматично сказал один паповец и совсем не обиделся, когда я задал ему вопрос: "А почему же вы только шнапс трескали и сами бизнесом вовремя не начали заниматься?" В ответ был лишь звук, одновременно напоминающий глубокий вздох, мычание и стон, который, судя по всему, издала сидящая где–то оч–чень глубоко национальная гордость. Латышечки — идеальные исполнительницы желаний В Папе я зашел в одно кафе, где за бокалом пива (его, как журналист газеты, получил бесплатно) разговорился с хозяином заведения — разумеется, литовцем. "Приехал я сюда в середине 90–х со знакомыми из Литвы, которые уже начали заниматься в Папе бизнесом" — так собеседник вспоминал первые шаги по латвийской земле. Потом прозвучало то, что я уже и без него знал: "Папе — место уникальное, и в Литве подобных ему нет — ни в Клайпеде, ни в Швентое, ни в Паланге!" У соседей чем ближе к морю, тем больше туристов, от которых страдают… сами же туристы. Понятно, о каком отдыхе может идти речь, если каждый день на литовских курортах отдыхает СТОЛЬКО людей. А когда литовский герой говорил о местных ценах, глаза его блестели ярче света ламп, отражающихся в пивных каплях на кружке в моей руке. "У нас уже лет пять назад цены на землю были европейскими. Чтобы купить участок, приходилось платить сотни тысяч долларов. А здесь, когда я только начинал заниматься бизнесом, квадратный метр земли стоил 20 сантимов. Это ж даром! Теперь, увы, у вас земля еще дороже, чем у нас, но я и еще много литовцев успели взять свое от Латвии!" Мой собеседник, решив купить землю, действовал предельно грамотно. Сперва он получил вид на жительство, а потом занялся делами: приобрел у одного местного шикарный двухэтажный двухсекционный дом фактически за долги — 25 000 латов. "У нас в Литве за такой попросили бы в десять раз больше", — деловым тоном произнес хозяин кабака. Остались ли в Папе какие–то местные предприниматели? Этот вопрос литовец прочел у меня в глазах и аж присвистнул: "Ты чего! Мы здесь все скупили, нет ни одной латышской гостиницы или бара. Правда, приходится мириться с тем, что государство нам, иностранцам, не продает землю, ссылается: мол, все вокруг — это сельхозугодья. Хотя здесь везде песок и ничего вырастить невозможно…" Но раз так, литовцы покупают земли у частников, что намного проще, нежели вести дела с государством латвийским. На зиму литовцы, как правило, уезжают к себе на родину, а дома сдают латышским семьям, которые следят за хозяйством, полы моют, паутину с углов комнат снимают, за что и получают зарплату. Как считают литовские предприниматели, латыши, а особенно молоденькие латышечки (их в основном принимают работать официантками в бары и горничными в отели), — исполнительные: если подробно описать, что надо делать, выполнят идеально. Беда только, инициативы у местных маловато и до выпивки они слабы, поэтому в загулы часто уходят, а после праздников долго оклематься не могут. Чудный вид из домика… на пляже Однако если многие литовцы хоть и хитрые бестии, но латвийские законы чтут, то хватает в Папе и нарушителей. Сотрудники Природного парка "Папе" уже давно воюют с литовскими паразитами, которые намертво, крепче клеща, сидящего в собачьей шкуре, прицепились к местной земле. Достаточно вспомнить прошлогодний крупный скандал. Во время очередного заседания объединенного строительного управления Лиепайского района наконец приняли решение снести дом в Руцавской волости (конкретно в Папе), который в дюнах построил житель Каунаса — некий Ажола Г. Причем он его строил несмотря на то, что ему сие делать строго запретили! Экологи долго воевали с гражданином Литвы, подавали заявления в полицию и иски в суд. И даже сам министр среды ЛР Раймондс Вейонис вызывал на бой собственничка, облюбовавшего территорию заповедника. Но заметим: Ажола Г. — далеко не первый литовец, решивший обзавестись недвижимостью в Руцавской волости и незаконно построивший дом. Власти волости ранее зафиксировали 4 больших незаконных строительства. Но пустят ли эти дома под снос — вопрос риторический. К примеру, дом Ажолы Г. должны были давно снести, но он до сих пор стоит в Папе наперекор ветрам, законам и экологам. Председатель совета Лиепайского района Айварс Шилис заявил, что дом должны были сровнять с землей до 1 августа 2006 года, однако… Руководитель проектов Природного парка "Папе" Интс Меднис сказал мне: "Ни одного дома у нас на территории до сих пор не снесли. Идут лишь судебные процессы. Но они могут длиться еще лет двадцать… Теперь уже от нас, сотрудников парка, процесс почти не зависит, поскольку все что могли — сделали". И схема, как в Папе незаконно строят дома в дюнной зоне, проста. К примеру, один литовец отгрохал дом и видит — его никто не остановил, имущество не арестовали. Поэтому вскоре вслед за ним появляются еще несколько человек, тоже творящих черт знает что! А у властей местного самоуправления (чуть ли не беднейшего в стране) нет никаких стратегических планов развития и, главное, желания бороться. Максимум, на что они способны, когда уж совсем прижмет министр Вейонис, дать вялый комментарий представителям СМИ: мол, процесс идет, проблемы решаем — но постепенно, в законном порядке… Право, даже дикие коровы, которых биологи разводят в Папе, мычат громче и приносят больше пользы. В итоге, по словам Инта Медниса, в Папе уже пять мест, где ведется нелегальное строительство. Эколог, рассказав об этом, показал мне самый характерный пример. Один из литовских домов возвышался четко посреди дюн — в 60 метрах от моря. Причем построили его — сложили, точно конструктор из готовых элементов, — весной прошлого года. Право, ближе к морю построить уже просто нельзя было, ведь тогда дом стоял бы вообще на пляже! Впрочем, это лишь один дом, а в полукилометре разбит целый нелегальный поселок, где живут люди и даже продаются дома. Игорь МЕЙДЕН.

Источник: Игорь МЕЙДЕН, Вести сегодня

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha