Экспериментировать надо на крысах

Вы давно не бывали в Юрмале? Осенняя непогода хороша уже тем, что море и солнце не отвлекают от наблюдений за некоторыми замечательными явлениями нашего века.

Новый торжественный стиль

Например, очень многие роскошные новостройки выполнены в оригинальном архитектурном стиле, который характеризует эпоху не меньше, чем классицизм характеризовал восемнадцатый век. Я по аналогии этот стиль называю "коррупционизмом". Главным признаком тут являются не изыски зодчего, а место расположения: очень приятное для владельца, но совершенно недопустимое с точки зрения градостроительства и охраны природы.

Так что если вы видите роскошную виллу в лесной чаще, на вершине дюны, поперек улицы, а то чуть ли не посреди пляжа, будьте уверены: кто-то кому-то за это хорошо заплатил. А если рядом здоровый кусок леса стоит огороженный — значит, заплатил так хорошо, что денег на само строительство пока нет.

Презумпция невиновности не позволяет мне приводить конкретные примеры. И я искренне завидую грядущему историку, который безошибочно рассчитает объем взяток и их конкретного адресата. Нас же не удивляет, что исследователь классицизма может по числу колонн в замке определить титул владельца, а по площади зала — площадь его земельных угодий.

Разумеется, не только в Юрмале наш век оставит потомкам множество памятников неизвестному взяточнику. Дом Камарина в Риге, закрывающий прекрасный вид на Ратушную площадь — несомненный шедевр коррупционизма. Зато Юрмала берет количеством. Там здания, возведенные в этом стиле, стоят плечом к плечу, и строительный бум не прекращается.

Самая веселая дума

О конретных взяточниках без приговора суда мы не имеем права говорить, но ясно, кто несет политическую ответственность за расцвет архитектурного взяточничества: городская дума. Она вообще за многое несет ответственность: за выборы мэра, обратившиеся "юрмалгейтом", за скандальный план развития города, за свежую идею приватизировать городские тепловые сети и дом престарелых.

Только ответственность эту трудно переложить на избирателей, которые проголосовали, как обычно, не за тех. Избиратели на этот раз ни при чем: они отдали свои голоса респектабельным политическим партиям, которые давно уже не представлены в муниципалитете.

Трое депутатов из "Нового времени" исключены из своей партии по причине серьезных подозрений в коррупции. Та же судьба ждала двоих запчеловцев, но они подсуетились и сами написали заявление о выходе. Юрис Хлевицкис управляет городом из мест, не столь отдаленных. Из партии он вышел, из думы — нет. Игорю Дрее повезло больше: он и отсидел всего ничего, и дело против него прекратили… Если двух вышеупомянутых деятелей обвиняли в подкупе, то у Мариса Межапуке другое противозаконное увлечение: езда в пьяном виде, в чем он был неоднократно уличен.

Мне не удалось отследить, как отреагировали на бурную деятельность Дреи и Межапуке их товарищи по "Центру Согласия", но очень сомневаюсь, что пришли от нее в восторг и не мечтали бы заменить этих товарищей на несколько менее скандальных. А есть еще Янис Кузин, ни в чем предосудительном не замеченный. Но избирался он от объединения "Дзимтене", а сейчас повсюду называет себя представителем собственной партии.

Подведем итоги: из пятнадцати депутатов как минимум девять представляют только самих себя, а не выдвинувшие их в муниципалитет партии. Это издевательство над пропорциональной системой выборов. Один из стимулов для политика не слишком увлекаться набиванием карманов — желание попасть во власть еще и на будущих выборах. Когда такой перспективы нет, депутатам свойственно пускаться во все тяжкие — что мы так выпукло наблюдаем в городе у моря.

Почему бы их не разогнать?

Все вышеизложенное я написал, чтобы задать вопрос, указанный в подзаголовке. Как известно, сейчас происходит сбор подписей для внесения изменений в Конституцию, дающих право избирателям инициировать роспуск Сейма. Почему же никто не предлагает эту идею распространить на самоуправления?

Во-первых, выборы Сейма и самоуправлений проходят по одинаковым правилам: раз в четыре года, по партийным спискам. Значит, если мы расширяем права избирателей в одном вопросе, то должны сделать это и в другом.

Во-вторых, Сейм один, а самоуправлений даже после скорого укрупнения будет сотня. В Сейме 100 депутатов, а в муниципалитетах, за исключением Риги, максимум пятнадцать. Это говорит о том, что вероятность концентрации критической массы жуликов в местной власти куда больше. И ведь точно, как ни плох нынешний Сейм, Юрмальская дума на порядок скандальнее.

В-третьих, роспуск самоуправления и внеочередные выборы — во много раз более дешевая процедура, чем те же действия относительно Сейма. И менять в этом случае надо не Конституцию, а всего лишь закон, что куда проще. Придется запустить механизм местного референдума, которого в Латвии нет, а в мире он широко распространен и считается самой эффективной формой демократии. Нет и такого риска, как нестабильность в стране, о чем говорят противники новаций.

Не буду скрывать: мне кажется сомнительной сама по себе идея досрочного прекращения полномочий избранного органа. Но если уж решаться на такую невиданную в мире реформу, то надо семь раз отмерить. Юрмальская дума — прекрасный объект для опыта. Ведь наука учит нас: прежде чем применять сильнодействующее лекарство, надо поэкспериментировать на крысах.

И то, что сторонники новой системы молчат о самоуправлениях, свидетельствует о том, что их интересует не развитие демократии в стране, а мелкая политическая конъюнктура

Мнение автора письма может не совпадать с мнением редакции

Источник: Александр Гильман

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha