Дело Лембергса подкосит политическую элиту



Глава KNAB Алексей Лоскутов в интервью газете "Телеграф" дал свою оценку проблеме врачебных конвертов, покушению на Вашкевича и скандальному делу Лембергса.

— Господин Лоскутов, вы неоднократно выступали против легализации врачебных конвертов, однако медики настаивают на том, что другого пути для пополнения их доходов не существует. Как, на ваш взгляд, можно решить эту проблему?

— Так, как правительство ее уже решило год назад. Это ответственность перед законом для врачей и представителей профессий, работающих в секторе общественных услуг, за получение дополнительного скрытого вознаграждения. А с другой стороны, необходимо решать проблему финансирования работников многих отраслей, в частности медиков. Проблема эта весьма сложная, поскольку необходимо предусмотреть не только увеличение зарплат. Следует подумать и о том, чтобы в отрасли не производились закупки сверхдорогого и зачастую не такого уж необходимого оборудования, дорогостоящих автомобилей.

Я полагаю, что внутренних ресурсов хватает для того, чтобы перераспределить их так, дабы больше средств выделялось на зарплаты. Я сам неоднократно слышал, что для руководителей государственных лечебных учреждений, к примеру, закупаются автомобили представительского класса.

— А не интересуется ли KNAB случаями закупки медицинского сверхдорогого оборудования?

— Для нас здесь нет явного вопиющего правонарушения или преступления. На подобные факты должны обращать внимание как Госконтроль, так и руководство медицинской отрасли. Необходим контроль за тем, насколько целесообразно расходуются средства.

— Какова ваша общая оценка уровня коррупции в стране?

— Я полагаю, и факты говорят о том же, что ситуация с коррупцией в целом постепенно улучшается. Достаточно авторитетный источник — Transparency International — каждый год составляет рейтинги по уровню коррупции в разных странах. И этот индекс в Латвии в прошлом году по сравнению с позапрошлым улучшился на полпункта. Это означает, что проблема решается. Кстати, это самое большое улучшение начиная с 1999 года.

— И когда именно наступил перелом?

— Постепенно ситуация начала улучшаться с 2000-го, но самый большой прогресс, даже можно сказать скачок, произошел в 2006 году. Жители Латвии гораздо чаще стали обращаться к нам с сообщениями о возможных фактах коррупции. Должностные лица, склонные к взяточничеству, стали намного осторожнее, нежели два года назад. К примеру, по нашей информации, на черном рынке существенно возросла цена водительских удостоверений. Это произошло после того, как нами было задержано множество лиц, в том числе и представителей Дирекции безопасности дорожного движения, за получение взяток за сдачу экзамена на водительское удостоверение.

— А в каких отраслях государственного управления риск коррупции наиболее высок? Какие направления вы назвали бы самыми проблемными?

— Больше всего проблем возникает в тех случаях, когда должностные лица принимают решения в тех сферах, где предпринимателям, да и простым жителям нашей страны необходимы всевозможные согласования и разрешения. И в результате одна из наиболее уязвимых сфер — это деятельность самоуправлений. В любой ситуации, где должностное лицо принимает решение или согласовывает какой-то вопрос, существует риск коррупции.
Спецслужбы нуждаются в контроле

— Как вы думаете, нужны ли какие-то поправки к законам о безопасности, призванные дополнительно усилить контроль за деятельностью спецслужб?

— Я бы не хотел в целом рассуждать на тему, нужны ли дополнительные контролирующие поправки к законам. Но главное, на мой взгляд, в том, что контроль необходим за деятельностью спецслужб в целом — вопросы организации деятельности, увеличение финансирования спецслужб. Этот контроль ни в коем случае не должен касаться конкретных расследований и проверок. Потому что если такой контроль будет доведен до абсурда, он может превратиться в инструмент влияния на деятельность спецслужб.

— А разве финансирование — это не инструмент влияния?

— Думаю, что вопрос финансирования сейчас решается достаточно объективно: правоохранительные органы и спецслужбы могут работать эффективно. Хотя, как известно, денег никогда не бывает слишком много. Единственная сфера, где эта проблема нуждается в решении, — Министерство внутренних дел. Поскольку штаты служб министерства, включая Погранслужбу, Госполицию и другие подведомственные МВД структуры, очень велики, то решить проблему увеличения зарплат быстро и эффективно в короткие сроки невозможно.
Чиновников контролировать невозможно

— Не так давно KNAB выступил со смелым предложением: отменить ограничения на подарки чиновникам (120 латов). Объясните вашу позицию...

— Мы не можем приставить своих сотрудников к любому чиновнику, получающему подарки. Вот мы и предложили внести в закон поправки, отменяющие пределы возможных подарков, поскольку эта норма в законе в полной мере никогда не работала. Но главное требование остается прежним: государственное должностное лицо не имеет права принимать решения в отношении того лица, которое в предыдущие два года являлось дарителем. Таким образом должностное лицо, получившее подарок, не имеет права принимать решения в "адрес" дарителя. Не может быть ситуации, когда по старой дружбе предприниматель дарит руководителю самоуправления автомобиль и тот принимает решение в пользу конкретного предпринимателя.

— А как вы собираетесь отслеживать связь между подарком и принимаемым решением?

— Все подобные подарки должны быть указаны в декларации должностного лица. А для того, чтобы эта система контроля работала, необходимо ввести обязательное декларирование имущественного состояния и доходов. И не только для должностных лиц, но и для всех жителей нашей страны. Мы об этом говорили неоднократно, но движение в этом направлении затормозилось уже не в правительстве, а в парламенте. Я считаю, что вступление в силу Закона о декларировании доходов физических лиц сильно заволокичено. И думаю, что многие в стране не заинтересованы в том, чтобы этот закон начал работать как можно скорее.
Латвийским партиям нужно дать бесплатный эфир

— Что вы скажете по поводу финансирования партий из госбюджета?

— Рано или поздно мы к этому придем. Скорее всего, это будет происходить постепенно. У нас уже создана рабочая группа, и мы обязательно предложим какие-то решения этой проблемы. Не берусь судить, какими будут результаты деятельности данной рабочей группы. Но на мой взгляд, первым шагом могло бы стать госфинансирование рекламной кампании в электронных СМИ при условии, что партии не будут иметь права самостоятельно рекламировать себя в этих СМИ. То есть за рекламу в электронных СМИ платит государство, а партии не имеют права делать это за свой счет. И прежде всего контроль за этим должен быть возложен на Национальный совет по телевидению и радиовещанию. А если кто-то все-таки будет пытаться обойти Закон о госфинансировании, тогда это подпадает под нашу компетенцию.

— Не так давно Владимир Вашкевич выразил недовольство тем, что материалы расследования KNAB относительно "дела Balticovo" просочились в прессу. Как вы можете объяснить этот факт?

— В таком случае у меня встречный вопрос: а кто сказал, что информация о действиях KNAB попала в газету? Если газета описывает действия наших сотрудников, то эта информация — целиком и полностью на совести журналиста, который хочет преподнести материал наиболее ярко.

— А откуда газета узнала, что в шкафу бывшей жены Вашкевича Инары Вилкасте стоят десятки коробок с обувью? Вы приглашаете журналистов на проведение обыска?

— А как вы думаете, сколько человек присутствовало во время обыска? Кроме наших сотрудников там была сама Вилкасте и адвокаты. Кроме того, я считаю, что целью жалобы Вашкевича, опубликованной в прессе, была дискредитация KNAB. Одно я знаю точно: у меня нет оснований считать, что информация ушла из бюро. Когда прокуратура закончит проверку, будет дан официальный ответ самому Вашкевичу. А пока дело еще не закончено.

В последнее время наблюдается такая тенденция: когда кто-то недоволен результатами работы KNAB, он пишет заявление в прокуратуру, чтобы та назначила проверку нашей деятельности. А копию своего заявления отправляет в прессу, поскольку заведомо знает, что прокуратуре необходимо время для проведения проверки, а пресса шум поднимет в тот же день. Так было, например, со Шлесерсом, Грутупсом... Я воспринимаю это как инструмент давления на деятельность моих коллег и желание дискредитировать бюро в глазах общества.

— Согласитесь, весьма странно: преступники прессуют главу Криминального управления таможни и в то же время KNAB начинает его проверку по делу Balticovo. Все это совпадает по времени и, по сути, по целям: подкопаться под борца с контрабандой. Как вы прокомментируете такое совпадение?

— Звучит просто замечательно! Вы хотите сказать, что это именно бюро взорвало Вашкевича?

— Вы не ответили на вопрос...

— Давайте оставим этот вопрос. По крайней мере пока идет расследование уголовного дела, возбужденного в связи со взрывом. И деятельность самого Вашкевича оставим пока без комментариев. Вы меня вынуждаете на совершенно невежливые ответы. Ну какая тут может быть связь? С чего вы взяли, что бюро, проводя свое расследование, согласовывает его с преступниками, производящими покушения на человеческую жизнь?! Кроме того, это ведь не первый случай с Вашкевичем — ранее взрывали ворота в его доме, взрывали машину, припаркованную возле его работы... И такой вопрос вам, скорее, надо задавать не нам, бюро, а тем, кто взрывает: почему они это делают? И почему они это делают именно тогда, когда бюро проводит проверку? И вообще, это не наше дело.

— KNAB принимал участие также в расследовании "вентспилсского дела", в результате чего мэр города Айвар Лембергс был арестован. Не возникало ли у вас проблем, связанных со столь высоким положением подозреваемых?

— Не берусь судить, но думаю, что на нашу работу никто повлиять не может. Для нас не имеет значения, какие лица вовлечены в то или иное расследование. Но с точки зрения попытки создать негативный общественный резонанс это, безусловно, наиболее заметно. Жалоб было великое множество — около 10. В том числе и в прокуратуру, и в две комиссии Сейма, и в бюро премьера. Было две пресс-конференции, посвященные возможным правонарушениям со стороны бюро. И множество публикаций в прессе. Но ни одна проверка этого не подтвердила. Я считаю их необоснованными, но все вопросы об этих проверках вам надо адресовать прокуратуре.

— Как вы считаете, могут ли полученные материалы следствия как-то повлиять на ситуацию в стране?

— Если считать, что лица, "звучащие" в этом деле, являются активными игроками на политической арене, то да.

— И каким образом?

— Они будут отстранены от активной политической деятельности. И вынуждены будут уйти в сторону.

— Будут ли еще проводиться задержания по "вентспилсскому делу"?

— Перечислите тех, о ком вы думаете, что они могут быть задержаны, и тогда я попробую ответить на ваш вопрос. Кроме того, не я расследую это уголовное дело. В ходе расследования только прокуроры будут принимать решения о возможных задержаниях. И я думаю, что они сами могут не знать, какая новая информация может поступить завтра или послезавтра.

— То есть информации еще нет или вы не можете ее разглашать?

— Я не прокурор, бюро не прокуратура. И не мы расследуем уголовное дело. А прокуратура не обязана перед нами отчитываться о результатах своей работы. По закону тот, кто ведет расследование, отвечает за ход расследования. И без его согласия даже генеральный прокурор не имеет права рассказывать о том, что происходит в уголовном процессе.

— По поводу "юрмальского дела" — как вы считаете, было ли следствие доведено до конца? Ведь в его контексте не раз звучали имена Шлесерса и Шкеле...

— Я думаю, что прокурор Залюксне, которая представляла интересы государства в этом деле, руководствовалась теми материалами, теми доказательствами, которые были в ее распоряжении. Поэтому у меня нет оснований полагать, что сознательно что-то осталось за пределами судебного процесса.

— Юрмала — город, где крутятся очень большие деньги. Вы как-то специально отслеживаете ситуацию, что там происходит уже после завершения "юрмалгейта"?

— Мы очень много информации получаем в виде жалоб, следим за публикациями в СМИ. А поскольку в Юрмале, как вы говорите, крутятся большие деньги, то город-курорт является одним из мест нашего особо пристального интереса. И мы стараемся получить обширную и объективную информацию о том, что там происходит. И пользуемся при этом самыми разными методами.

Источник: http://www.novonews.lv/index.php?mode=news&id=19845

Автор: Abubaqar
Добавлено: 10.11.2015 06:31
0

Ah, i see. Well tha'ts not too tricky at all!"

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha