Экологическая катастрофа в Олайне — "Чернобыль" прибалтийского масштаба

Официальные данные о случившемся известны: поражено более 7 гектаров леса в Рижском районе, на елях и соснах фактически вся хвоя рыжего цвета, на других деревьях листья высохли и скручены, подлесок словно выгорел, насекомые погибли, пострадали птицы, грызуны и мелкие хищники. Медики предполагают: у людей, побывавших в "мертвой зоне" (хотя туда заходить строжайше запрещено!), может быть подорвана иммунная система. Корреспонденты "Вести Сегодня" постарались разобраться в причине олайнской катастрофы, которую отдельные специалисты уже называют "прибалтийским Чернобылем".

Кто виноват?

Сотрудники Государственной службы леса, Регионального управления среды, Государственной службы среды и Министерства среды ЛР до сих пор не могут сказать ничего вразумительного по поводу случившегося в Олайне. Эти ведомства сообщают лишь, что, возможно, нечто просочилось из двухкилометровых скважин, куда давным–давно закачали непонятную, но страшную химию. Вторая версия: утечка из потрескавшихся бетонных шламонакопителей (туда еще с советских времен сливали особо опасные отходы фармацевтического производства) на территории завода OlainFarm.

Представители самой компании OlainFarm полностью отрицают вину предприятия в произошедшей катастрофе… Между тем пять лет назад ваш автор вместе с фотокором буквально с боем прорвались на территорию, где расположены шламонакопители, построенные в 70–е годы. И картину мы увидели жуткую. Шламонакопители были доверху заполнены токсичной жижей. Сквозь щели в бетонных бассейнах опаснейшая химия уже долгие годы медленно просачивается в землю, а во время ливней переливается через край… Хотя представители OlainFarm полностью это отрицают. Однако специалисты–экологи поговаривают: в конце 90–х произошла большая утечка из шламонакопителей, и яд в огромных количествах попал даже под хлебные поля Марупе!

И ситуация на территории, где расположены шламонакопители, не изменилась до сих пор. А ведь помимо них кругом по лесу разбросано и много опаснейших сухих химических отходов…

Руководитель службы безопасности труда и окружающей среды фармфабрики Георг Кумеров (он тогда очень нервно отреагировал на визит корреспондентов "Вести Сегодня") заявлял на прошлой неделе СМИ: мол, конец самой длинной из всех шахт глубже низшего водоносного слоя, а значит, причина не в химии, закачанной под землю. Якобы отравляющие вещества не могли просочиться в подземные воды. Зато, по словам Кумерова, крышка–заглушка одной трубы проржавела, значит, ЧТО–ТО могло некоторое время выделяться на поверхность: "Однако неисправность вскоре была устранена!"

Да, на днях появилась версия, озвученная гендиректором службы среды Вилисом Авотиньшем, будто в гибели леса виновен выброс на поверхность минерализованной воды из скважины. Однако большинство экологов считают эту версию совершенно необоснованной, поскольку эффект от минерализованной воды иной, от нее ничего не выгорает. Люди "в теме" полагают: истинные факты настолько шокирующие, что разглашению просто не подлежат! Но почему шламонакопители и шахты до сих пор полны и не проведена санация? Просто компания OlainFarm долгие годы не могла договориться с государством и местной думой, кто и за что должен платить и отвечать в процессе санации. Всему виной оказались деньги, а такие "мелочи", как здоровье жителей Рижского района (только в Олайне более 13 000 человек!) и состояние окружающей среды, в процессе спора не учитывались… Да, сейчас, после того как катастрофа случилась (а ведь о ней "Вести Сегодня" не раз предупреждала в публикациях еще в 2001 году!), власти ищут виновных, дабы начать уголовный процесс. Хотя скорее всего уголовное дело "пришить" будет просто некому…

Главная тайна Олайне

Ваш автор встретился с бывшим сотрудником завода "Латбиофарм" (предшественник OlainFarm), который работал в 1960–1970–е в закрытых цехах над секретными программами производства химических веществ для военных нужд. Сейчас он пенсионер, живет в Риге, но имя для газеты назвать не решился. А рассказал человек следующее.

В 1950–е годы определили, что в Риге крайне опасно сосредотачивать цеха большого химико–фармацевтического производства. И дело здесь вовсе не в том, что при создании лекарств могли иметь место какие–то опасные выбросы в атмосферу (хотя и это учитывалось). На подобных предприятиях отдельные цеха работали по закрытым программам "на войну", там производили и боевые отравляющие вещества, и антидоты. Поэтому разработками решили заняться подальше от глаз — на периферии, в Олайне.

В закрытых цехах — секретных НИИ, находившихся в корпусах на территории "Латбиофарма", "Биолара", а также мыловаренного, лакокрасочного и других заводов, на протяжении чуть ли не 20 лет велось большей частью экспериментальное производство. Производили определенные сочетания химических веществ, которые могли проявлять себя по–разному в разных условиях, и если реакция выходила из–под контроля (хотя на определенных этапах производства подключались специалисты даже из Института микробиологии ЛССР!), их производство прекращали. А экспериментов на олайнских заводах ставили очень много, "непредсказуемых веществ" создали немало. Неперспективные соединения снимали с производства и закапывали в олайнскую землю в специальных емкостях, далеко не идеальных, ведь и теперь при современных технологиях их нет! Наконец приняли решение пробурить скважины на глубину до двух километров, для чего из Москвы в Олайне привезли специальные бурильные установки, которых в Прибалтике тогда не было. В эти скважины и слили химию…

Самое токсичное из токсичного!

Скважины должны были упираться в доломит — чтобы "пробка" с противоположного конца появилась. Однако случилось непредвиденное… В конце 70–х вдруг на одном из олайнских предприятий раздался звонок из Москвы. В телефонную трубку прокричали, что в Тарту при бурении скважин обнаружили вещества, которые… закачивали под землю в Олайне! Дело в том, что несколько олайнских скважин пробили гранитные пласты до глубинных "коридоров", по которым химия и перетекла аж в Эстонию. Эти глубинные туннели в пластах, залегающих на глубине от 500 метров до 2 километров, словно нити паутины, расходятся и соединяются на расстояниях в тысячи километров!

А ведь среди тех веществ, которые производили в олайнских закрытых корпусах заводов, были и специфические сернистые соединения — компоненты ракетного топлива! И вот теперь самое важное. В 1970–е произошла экологическая катастрофа в тайге в окрестностях Новосибирска, где в советские годы было средоточие секретных военных заводов. На многие километры леса стояли совершенно безжизненными. Причем признаки поражения растений и животных были идентичны тем, что теперь можно наблюдать в Олайне! И тогда точно определили: виной катастрофы в Сибири был гептил — вид ракетного топлива, токсичнейший из токсичных. Он намного более ядовит, чем синильная кислота!

Сверхтоксичный гептил по совершенно непонятной причине вдруг вскипел под землей. Но в то время, когда закачивали химию под землю, явно не учитывали такую реакцию. Ракетное топливо начинало испаряться под землей, его пары проникли на поверхность, зона поражения была огромной. При этом в новых условиях вещество, не утрачивая токсичных свойств, меняет их совершенно непредсказуемым образом… Но почему вдруг это вещество вскипело? Ответ: на глубине в земле резко подскочила температура.

Но вернемся в Латвию. Местные СМИ не раз рассказывали об аномалии: в разных регионах страны, в основном в Земгале и Латгале, в колодцах вдруг начинала кипеть вода. Ваш корреспондент однажды сам был свидетелем такого явления в деревушке близ Лудзы, причем в одном колодце вода была ледяной, а в двух других на окраине поселка она буквально бурлила. Причин резкого скачка температуры может быть несколько, но главная из них — прорыв жил геотермальных вод… И если под Олайне случился такой же прорыв и геотермальные воды вскипятили, например, гептил или похожие высокотоксичные вещества, то катастрофа вовсе не ограничится лишь олайнским лесом и одним городом. Есть подозрение, что несколько дней назад роза ветров над Олайне и вообще Рижским районом была такой, что вихри шли в сторону Юрмалы… Но поскольку все произошло аномально быстро и вскоре ветер резко сменил направление, в Латвийском агентстве гидрометеорологии ничего не зафиксировали…

И теперь остается лишь гадать, какой окажется реальная зона поражения. Возможно, пострадают и окрестности Юрмалы. И не только. В пятницу вечером с вашим корреспондентом связалась Бригита Максимова, которая состоит в комиссии Лиепайской думы по охране среды. Она сообщила: в городе на большем участке хвоя на елях и соснах вдруг стала бурого цвета, на других деревьях листья высохли, подлесок точно выгорел, пострадали насекомые и не поют птицы. Последствия катастрофы в Олайне могут быть самыми неожиданными и страшными.

Источник: Игорь МЕЙДЕН, Вести сегодня

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha