Тришкин кафтан

Коммерсанты в малом и среднем бизнесе ЛАТВИИ поставлены на грань выживания



Трудно писать об экономике страны, когда практически нет ни того, ни другого. Министерство, правда, соответствующее есть. С министерствами в Латвии всегда полный порядок. Получить, перераспределить, распилить… Это хорошо научились делать за годы независимости. Чиновники — сами по себе, страна — сама по себе. Поэтому бизнесмены если еще как–то и крутятся, то вопреки, а не благодаря… Об этом “ВЕСТИ” беседуют с президентом Латвийской ассоциации малых предприятий Kalve Айдыном АСКЕРОВЫМ.

Основа экономики

— Ассоциация “Калве” (“Горнило” — с латышского), которая действует уже более 10 лет, ведь не единственная, которая объединяет мелкие предприятия?

— В последнее время появляются различные общественные организации в поддержку и защиту малого и среднего бизнеса, — рассказывает “ВЕСТЯМ” Айдын АСКЕРОВ. — Это закономерно, поскольку малый и средний бизнес в экономике Латвии — это 50% валового национального продукта. Это и основные налогоплательщики, и большинство работодателей. Так что если государство не будет уделять внимания малому и среднему бизнесу, проблем станет еще больше, мы еще глубже завязнем в этом кризисе.

Наша ассоциация объединяет 500 мелких предприятий, в каждом из которых занято до 10 человек. Но сейчас ситуация складывается так, что 100 предприятий, скажем, закрываются, банкротируют, а 20 — создаются. Вот такая пропорция. А до 2005 года микрокомпании составляли 67% экономики Латвии, и это был не предел. Рост не только оборвался в последние годы, когда начались кризисные тенденции, но продолжает катастрофически падать.

ЦИФРЫ

На малых предприятиях, по международным критериям, занято до 50 человек. На средних — от 50 человек до 100. Малый и средний бизнес в Латвии дает 50% ВВП. 60% всех работников частных фирм трудится именно на малых и средних предприятиях. Этот сегмент предпринимательской деятельности занимает 50% рынка: 12,5% — производство, 6% — строительство, 4% — гостиничный бизнес, по 4% — рестораны и кафе, 4% — транспорт, 3% — финансы.

В 2007 году была принята национальная программа по поддержке и защите среднего бизнеса по 2013 год. Тем не менее на деле все это осталось на бумаге. Красивые слова — и не более.

— Мелкие, небольшие предприятия семейного плана — основа любой капиталистической экономики. Но только явно не латвийской. Такое ощущение, что правительство поставило цель задушить высокими налогами весь бизнес на корню. Для чего это делается?

— Члены нашей ассоциации выступали за то, чтобы налоги дифференцировать. И когда–то это возымело действие, когда НДС на те же парикмахерские не превышал 5%. Но потом его вновь увеличили.

— Но неужели в правительстве не понимают, что арифметическое увеличение ставки налогов не даст желаемого притока — в той же пропорции — денег в казну?

— У меня складывается такое впечатление, что управляют Латвией люди, совершенно далекие от бизнеса. Потому что не понимают одного: фискальная политика, которую они проводят, дает лишь треть от запланированной суммы налогов. Хотя официальные данные о собираемости налогов гораздо более радужны. Увы, но их собирается треть, а бОльшая часть денег перетекает в теневую экономику.

Бизнес лучше не начинать

— Как сегодня выживают малые предприятия?

— Влачат жалкое существование, едва сводя концы с концами. Банки практически прекратили давать кредиты, даже государственный банк развития, который был создан в структуре Земельного и ипотечного банка специально с целью помощи коммерсантам. Агентство инвестиций тоже не может помочь. Ответ один: денег нет — и все. Что остается при таком раскладе? Предприниматели урезают свои бюджеты то там, то здесь, латают бизнес, как тришкин кафтан. Поэтому налоги необходимо снизить — и как можно скорее. Это должны осознать фискальные органы Минфина и другие заинтересованные стороны.

— Заинтересованные в чем? В том, чтобы предприниматель и его работники выжили? Интерес у них куда проще и понятнее: получить кредит, распилить бабки, добыть деньги на свое существование, а там хоть трава не расти… А увеличение налогов списывают на требования МВФ, Еврокомиссии…

— Действительно, международные кредиторы ставят какие–то рамки, но многие действия латвийского правительства — чистой воды отсебятина. Поднять планку налогов для всех отраслей — это самая настоящая уравниловка, которую так ругали прежде. Взять хотя бы сферу туризма. О каком привлечении иностранцев сюда может быть речь, когда отдохнуть в Латвии стало гораздо дороже, чем на многих европейских курортах?!

— Для многих ли безработных создание собственных малых предприятий могло бы стать выходом? Сколько стоит сейчас открыть свое дело? С чего начать, в какой отрасли перспектив больше?

— Создать предприятие сейчас можно легко. Даже за 1 лат. Но с вас все равно потребуют постепенно увеличить уставной капитал… Однако трудность даже не в этом. А где начинающий предприниматель возьмет оборотные средства для покупки необходимого оборудования, материалов? Если даже деньги и удастся раздобыть, приемлемых ниш для развития своего бизнеса в Латвии сейчас практически нет. Кто у него сейчас что–то купит, когда потребительский спрос продолжает сжиматься и сжиматься?

Еще в 2005 году в одной из статей я писал, что бизнесом в Латвии заниматься не почетно. Получается, что предприниматель практически превратился в простого наемного рабочего на службе у государства.

— Есть ли в Латвии небольшие предприятия, способные конкурировать на международном рынке, что–то поставлять за границу, собирать какие–то узлы здесь?

— Все это возможно. Но для этого необходима опять–таки государственная поддержка. Своего рода лоббирование латвийского бизнеса. Вспомнить хотя бы ту же эпопею со шпротами, которые одно время Россия не принимала. Что сделало тогда государство, чтобы разрешить ситуацию? В том–то и дело, что ничего. И даже крупные, по латвийским меркам, предприятия тогда остались не у дел. А ведь перекинуть консервы на другой рынок — это не ложку у тарелки с горохом переложить. Как следствие, позакрывались многие рыбоперерабатывающие предприятия, рабочих частично уволили, частично отправили в неоплачиваемые отпуска. Когда проблема разрешилась, многие ли из этих предприятий смогли вновь подняться?

Если вспомнить времена Первой республики, то Карлис Улманис, которого многие национальные политики сейчас так превозносят, действительно был хозяином на голову выше, чем нынешние латвийские правительства, которые за эти 20 лет меняются чуть ли не ежегодно. Но для этого он распустил Сейм, приостановил действие Конституции, запретил партии и даже многие общественные организации.

— То есть и в сегодняшней Латвии пора сделать нечто подобное?

— Я не призываю к диктатуре. Но то, что политическую систему следует менять, — это бесспорно. У нас все начинается и заканчивается интересами отдельных партий…

Надежда на РОССИЮ?

— Парадоксальная ситуация: рядом — крупнейший и богатый российский рынок, а Латвия по соседству загибается. Торговый оборот за прошлый год по сравнению с 2008–м снизился на 45%! России не нужны латвийские товары или Латвии нечего предложить соседям?

— Латвии, конечно, есть что предложить соседям. Тем более что такой обширный рынок наши товары проглотит и не заметит. Можно поставлять молочные и мясные изделия в такие крупные мегаполисы, как Москва и Санкт–Петербург. Собственно, в советское время подобная схема успешно действовала…

— Но в советское время в Латвии были и богатые колхозы–миллионеры, поставлявшие эту продукцию. Сейчас нам потребности внутреннего рынка удается едва заполнить. На полках наших магазинов все в большем количестве появляются подобные товары из Литвы и Эстонии, цена на которые гораздо ниже.

— Поэтому и следует развивать восточное направление, не забывать при этом о Белоруссии, снижать налоги на сельхозпродукцию, что даст толчок развитию сельского хозяйства.

— Все это так. Но кто в ближайшие годы в Латвии будет работать, учитывая демографическую ситуацию и утечку рабочей силы в более благополучные государства? Будем приглашать гастарбайтеров из третьих стран?

— Действительно, ситуация критическая. Много молодежи и перспективных специалистов уезжает за границу, устраивается там. Поэтому хочешь не хочешь, а миграционную политику Латвии все же придется менять.
Отказаться от установленных квот на зарубежных работников, от ограничений в визовом режиме, упростить получение вида на жительство, экзамена по языку. Глобализации избежать Латвии не удастся.

— А как обстоят дела с малым бизнесом у наших соседей? Может, стоит перенести свою бухгалтерию к ним?

— Многие давно так и делают. В Литве, Эстонии и Белоруссии куда более благоприятные условия. В Латвии же едва бизнесмен чуть только поднимется, как фискальные органы его сразу бьют по башке. Взять хотя бы предналог на прибыль, которую еще никто и не видел. Но заплатить требуют вперед. Даже в сфере туризма соседи уже обходят Латвию. Паланга стала более привлекательной, чем Юрмала.

— Юрмале еще везет, что в ней проводятся КВН и “Новая волна”…

— Но где уверенность, что “Волну” не перенесут? Об этом уже идут разговоры. Потому что последняя “Волна” показала, что у нас очень высокие цены.

Мне в этой связи очень симпатичны финны. Живут они в холодном краю, у них нет полезных ископаемых, но уровень жизни — один из самых высоких в мире. Они занимают и 2–е место в мире по уровню деловой конкуренции. Такая всеобщая зараза, как коррупция, обошла их стороной. Финляндия занимает 11–е место в мире по индексу человеческого потенциала. А что, в Латвии у людей потенциал не столь высок или специалистов у нас было недостаточно? Просто все загубили.

Вот у тех же белорусов действовало до недавних пор Министерство малого и среднего бизнеса. И пусть его сейчас нет, зато образовано Министерство инвестиций. Поэтому белорусы собственное производство не только не потеряли, но активно его развивают…

Маргиналами легче управлять

— Уже многие латышские аналитики удивляются, что народ в Латвии еще не протестует против существующего положения дел, смиряется с участью овец, ведомых на заклание…

— Так и есть. В Латвии практически вымыт средний слой. В правящий класс превратились чиновники. Население люмпенизируется. Страна похожа на этакий торт с жирной верхушкой, который при этом выгорает слоями изнутри. Уже почти 80% населения живет на пороге бедности.

— Так где же массовые акции протеста? Отдельными пикетами медиков или полицейских у здания правительства ничего не решить. Как и палаточными городками, как общество убедилось, — тоже…

— У меня такое ощущение, что народ немного напугали. После январских событий прошлого года мы видим, что репрессивный аппарат сработал. Люди боятся выходить на улицы…

— А чего боятся? Никто же не призывает их к булыжнику — оружию пролетариата? Где, например, манифестации, митинги?

— Да у нас и пролетариата давно нет. Что тут говорить о булыжниках… Мне кажется, разгадка — в менталитете народа. Хотя никто не может предугадать, когда будет пройдена точка кипения. Видимо, народ еще не доведен до такого отчаяния, когда он решит просто выйти на улицы. Хотя маргиналы и так уже на улицах. Но к каким–то протестным акциям опустившиеся люди более не способны. Старики тоже не выйдут на улицу. Молодежь и люди среднего возраста — так многие из них, особенно кто поголовастей, уехали… Да и харизматических личностей, которые бы возглавили движение протеста, пока нет. Хотя уже и верхи не могут управлять по–новому, да и низы не хотят жить по–старому. Этакая агония общества… Кто поднимет знамя? Кто сумеет консолидировать общество?

— В последние полтора года в Латвии только и появляются отчеты Госконтроля: за е–талон переплатили полмиллиона, десятки миллионов растранжирили в стройках века: Южный мост, развязки к которому все никак не достроят, и Национальная библиотека. Примеров — тьма. Метастазы коррупции протянулись из чиновничьих кабинетов.

Вот уже который год говорится, что есть какие–то еврофонды — только руку протяни. А тут недавно выяснилось, что из–за медлительности работников Минфина вливание средств еврофондов в экономику задержалось на 18 месяцев! Более того, деньги, выделенные на администрирование проектов, уходили на сомнительные командировки чиновников. И что делать в подобной ситуации? Все ведь так и будет продолжаться, пока эта камарилья у власти…

— У нас чиновники не подотчетны никому. Все хорошее, что досталось в наследство от Советского Союза, разрушено. Принципиально нового ничего не построено. Но самое страшное в том, что это все поддерживается титульной частью населения. И я боюсь, что на предстоящих выборах в Сейм упертые избиратели (среди которых, не забудем, армия чиновников со своей родней и друзьями) по старинке проголосуют за своих, которые, чуть перекрасившись, вновь станут вещать об угрозе существования страны и национальной идентичности…

Воруют по наглому

Ведомство Эйнарса РЕПШЕ течет со всех сторон
Продолжается скандальная история с утечкой миллионов документов, содержащих личные данные, из Службы госдоходов, подведомственной Минфину. За этой историей несколько в тени оказался другой, не менее громкий скандал. Как выяснил Госконтроль после аудита структур Министерства финансов, занимающихся освоением еврофондов ЕС, чиновники, оказывается, вовремя не смогли утвердить необходимые документы — и это привело к тому, что проекты, запланированные на период с 2007 по 2013 годы, не были своевременно начаты!

Зато в условиях якобы жесткой экономии (вот только для кого?) Минфин повысил зарплаты своим сотрудникам и расширил штат. На 1 октября 2009 года на одного руководителя в области освоения еврофондов приходилось почти два сотрудника. Поэтому неудивительно, что они израсходовали на несоответствующие проекты (командировки, поездки за город, дорогостоящее обучение не по профилю работы) 7,9 миллиона латов бюджетных денег. Еще 1,2 миллиона латов, считай, тоже пропали, так как систему по надзору за освоением еврофондов, которая обошлась в вышеназванную сумму, невозможно полноценно использовать из–за отсутствия полной информации…

Источник: http://www.ves.lv

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha